Том Холланд : Спящий в песках



Гарун стоял как громом пораженный.

– Скажи, о великий врачеватель, как можем мы защитить от нее нашего сына? – В голосе еврея по-прежнему слышались слезы.

Аль-Вакиль медленно повернулся и посмотрел еврею прямо в глаза.

– Лилит? – едва слышно пробормотал он. – Нет, этого не может быть...

– Уверяю тебя, наш рабби... – Иудей не закончил фразу и нахмурился. – Ну да, конечно, ведь ты мусульманин. Однако разве ты никогда не слышал о Лилит? Разве в ваших священных книгах нет легенд о злобных гулах, обитающих в пустыне?

– Да-да... Да, конечно... Такие легенды есть... – медленно кивнув, задумчиво произнес Гарун и умолк.

Больше он не проронил ни слова, ибо перед его мысленным взором проносились кошмарные видения прошлого, а на горизонте вновь вставали высокие стены Города Проклятых – сияющего города Лилат.

Еврей пристально вглядывался в лицо великого лекаря, словно стараясь угадать, какая судьба ожидает любимого сына, и в глазах его попеременно сменялись надежда, страх и отчаяние.

– Так что же нам делать, о кладезь премудрости? – осмелился он наконец подать голос.

Гарун уже открыл было рот, чтобы признаться в собственном бессилии перед неизвестной болезнью, но в этот момент с улицы донесся какой-то звук и в дверь дома громко постучали.<