Болеслав Прус : Фараон

- перебил ее царевич, с трудом сдерживаясь, чтобы не вспылить.
- Я не узнаю моего сына... Я не вижу в тебе будущего повелителя Египта!.. Династия в твоем лице будет как челн без руля... Ты удалишь от двора жрецов, а кто же у тебя останется?.. Кто будет твоим оком в Нижнем и Верхнем Египте? За рубежом?.. А ведь фараон должен видеть все, на что только падает божественный луч Осириса.
- Жрецы будут моими слугами, а не министрами...
- Они и есть самые верные слуги. Их молитвами отец твой царствует тридцать три года и избегает войн, которые могли быть пагубными.
- Для жрецов!..
- Для фараона, для государства, - перебила царица. - Ты знаешь, в каком положении наша казна, из которой ты в один день берешь десять талантов и требуешь еще пятнадцать?.. Ты знаешь, что если бы не самоотверженность жрецов, которые для казны даже у богов отнимают настоящие драгоценные каменья, заменяя их поддельными, - царские владения были бы уже в руках финикиян?..
- Одна удачная война обогатит нашу казну, как разлив Нила - наши поля.
Царица рассмеялась.
- Нет, - сказала она, - ты, Рамсес, еще такой ребенок, что нельзя даже считать грехом твои безбожные слова.<